image
energas.ru

Территория Нефтегаз № 3 2016

Добыча нефти и газа

»  01.03.2016 10:00 Нефтесервис: ставка на технологии
13-1.jpgНефтедобыча встала на паузу в условиях упавшего рубля и цен на нефть, не оставляя нефтесервисным компаниям шансов для развития. Тем не менее сложившаяся непростая ситуация – лишь новый вызов, который заставляет быть эффективнее и отвечать запросам нефтяников в части качества и стоимости продукции, убежден президент группы компаний «Рунако» Зураб КАВТАРАДЗЕ, который в текущих реалиях делает ставку на технологические разработки.
Открыть PDF


13-1.jpgНефтедобыча встала на паузу в условиях упавшего рубля и цен на нефть, не оставляя нефтесервисным компаниям шансов для развития. Тем не менее сложившаяся непростая ситуация – лишь новый вызов, который заставляет быть эффективнее и отвечать запросам нефтяников в части качества и стоимости продукции, убежден президент группы компаний «Рунако» Зураб КАВТАРАДЗЕ, который в текущих реалиях делает ставку на технологические разработки.

– Как бы вы охарактеризовали ситуацию в нефтесервисной отрасли?

– Ситуация непростая. Все мы видим, что происходит с ценами на нефть, и естественно, нефтесервисные компании это почувствовали на себе. Конечно, если сравнивать производителей насосного оборудования с другими сервисными компаниями, то наш рынок более стабильный в натуральном выражении, хотя и менее капиталоемкий. Нефтедобывающие компании при наличии определенного количества скважин и соблюдении технологий не могут заказывать меньшее количество насосов в год – есть среднесуточная наработка на отказ и, соответственно, потребность в оборудовании для существующего фонда.

– И все же рынок падает?

13-2.jpg– Рынок в области УЭЦН может не расти, если объем бурения сокращается, но он стабилен за счет существующего фонда. Теоретически возможно падение за счет выхода из строя старых скважин, но на практике эта цифра нивелируется благодаря переходу скважин с другого типа механизированной добычи на УЭЦН. В частности, в настоящее время во многих нефтяных компаниях наблюдается тенденция замены ШГН на УЭЦН.

– Есть ли какие-то драйверы роста для нефтесервисной отрасли?

– С одной стороны, нефтедобыча сейчас стоит на паузе. И если эта пауза продлится долго, то инвестиционные программы нефтяников будут сворачиваться, что плохо. С другой стороны, есть очень перспективные направления для развития. Например, Иран, где недавно прошли парламентские выборы и преимущество получили умеренные реформаторы – приверженцы политики более открытого общества. Иран планирует существенно наращивать добычу нефти, и это может стать широким полем деятельности для сервисных компаний. Нужно признать, что российский рынок насосного оборудования перенасыщен. При этом появился еще ряд новых игроков, которые не очень понимают ситуацию, предлагают продукцию по демпинговым ценам и не способны при этом обеспечить должное качество. В этих условиях мы видим для себя точки роста в налаживании экспортных поставок. Это выгоднее и с точки зрения цен, и с точки зрения объемов. Мы планомерно движемся в этом направлении.

– Как себя ощущает в сегодняшних реалиях компания «Рунако»?

– Мы развиваемся согласно выбранной стратегии, которая направлена на повышение качества заказов и маржинальности. По прошлому году нам удалось увеличить маржинальность на 40%.

– Что мешает в работе?

13-3.jpg– В России очень слабая патентная защита интеллектуальной собственности, и сейчас нормальной стала ситуация, когда бывший сотрудник какого-то завода организует производство «на коленке» и начинает поставлять на рынок «кривое» оборудование по демпинговым ценам. И это оборудование находит своих покупателей, так как нефтяники взяли курс на удешевление в условиях падения цен на нефть и нестабильной финансовой ситуации. В итоге все получают очень большие проблемы: и нефтесервисные компании, которые не могут себе позволить поставлять оборудование ниже себестоимости, и крупнейшие нефтяные компании, которые приобретают в итоге нерабочее оборудование и в полной мере пожинают плоды такой экономии.

– Рынок сможет здесь сам себя вылечить?

– Думаю, да. Невидимая рука рынка все расставит по своим местам.

– «Рунако» позиционирует себя как технологическая компания. Что за этим стоит?

– «Рунако» – группа компаний, объединяющая предприятия по производству и обслуживанию насосного оборудования для добычи нефти. В число этих компаний входит, в частности, Бугульминский электронасосный завод – одно из старейших в России предприятий по производству погружной части насосов, компания «Орион-Р», которая занимается производством наземной части – станций управления и телеметрии. В группу также входит предприятие по производству нефтепогружного кабеля «Норис» и сервисная компания «Рунако Сервис», имеющая подразделения в Ижевске и Саратове. Все эти предприятия ориентированы на производство и обслуживание УЭЦН.

Группа «Рунако» делает ставку на технологические разработки, направленные на повышение эффективности и снижение себестоимости нефтепогружного оборудования. С 2013 г. мы полностью перестроили структуру управления группой, что существенно повысило нашу эффективность, и очень плотно работаем над тем, чтобы скорость прохождения от проектирования до серийного производства новых разработок максимально сокращалась.
У нас в работе идеи по расширению номенклатурного ряда за счет применения альтернативных инновационных материалов в производстве ступеней насосов, которые позволят не только удешевить продукцию, но и выпускать оборудование для сильно осложненных скважин с агрессивной средой, с твердыми частицами и др.

– Каковы приоритеты компании в части продукции?

– Для нас приоритетным было и остается производство полнокомплектной насосной установки для добычи нефти. Мы обеспечиваем полный цикл производства установки и в ближайшее время готовимся выпустить на рынок продукт по удаленному мониторингу скважин и доступу к станциям управления. Это принципиально новый программный продукт, который будет интересен нефтедобывающим компаниям.

– Какие технологические разработки уже есть в портфеле «Рунако»?

– Из наших разработок инновационным можно назвать производство принципиально нового высокотемпературного нефтепогружного кабеля. По своим характеристикам он существенно превосходит аналоги за счет использования полимерного материала полиэфирэфиркетона. Этот кабель в 2 раза легче и в 1,5 раза тоньше по диаметру поперечного сечения, что существенно облегчает его спуски и подъемы. Мы продолжаем разработки с использованием полимеров и хотим применить этот опыт при разработке конструкций УЭЦН. Нами создан высокотемпературный двигатель для горячих скважин, где в качестве покрытия для обмоточного провода используется также полиэфирэфиркетон. Этот двигатель способен работать в скважинах с температурой пластовой жидкости до 170 °С.

– Такие разработки востребованы в России?

– К сожалению, в России сейчас идет период стагнации, в том числе в нефтяной отрасли. У людей плохое настроение в целом, им не хочется инноваций, есть некая усталость. Но это только подстегивает нас смотреть шире. Мы готовим первые поставки высокотемпературного кабеля в Америку. Ведем переговоры об использовании высокотемпературных двигателей в Азербайджане, Казахстане и на Ближнем Востоке.

– В части импортозамещения что-то делается в нефтесервисе?

– Мне в плане терминологии больше нравится говорить не об импортозамещении, а о развитии собственной промышленности, пусть это и звучит попроще. Попытки импортозамещения предпринимаются, и мы это всячески приветствуем, потому что покупать комплектующие российских производителей выгоднее. Но есть серьезные опасения по поводу стабильности поставок в части объемов и качества.

– Если говорить о перспективах развития группы, на что делает ставку «Рунако»?

– Ставку можно делать только на комфортное состояние заказчика, что является следствием собственной эффективности. Нужно выпускать качественный и конкурентный продукт по приемлемой цене. И нельзя останавливаться с точки зрения технологий.



← Назад к списку


im - научные статьи.