image
energas.ru

Территория Нефтегаз № 11 2017

Транспорт и хранение нефти и газа

01.11.2017 10:00 Развитие трубопроводного транспорта в Каспийском регионе в постсоветский период
В настоящее время трубопроводный транспорт играет важную роль в формировании политической и экономической повестки дня Каспийского региона ввиду стремления прикаспийских государств получить дополнительные выгоды от транспортировки углеводородов на мировые рынки, а внешних акторов – диверсифицировать поставщиков энергоресурсов. В связи с этим создание новых, а также развитие уже существующих нефте- и газопроводов представляет интерес не только для различных государственных и негосударственных акторов, таких как Российская Федерация, США, Евросоюз, Китайская Народная Республика, но и для крупнейших энергетических компаний, среди которых стоит выделить BP, Chevron, ExxonMobil, CNPC и «ЛУКОЙЛ». Тем не менее ввиду природно-климатических особенностей региона и, главным образом, достаточно серьезных противоречий между крупными заинтересованными государствами и их нефтегазовыми компаниями реализация новых проектов не представляется возможной, а функционирование текущих подвержено ряду проблем, в том числе малой загруженности. В статье произведен обзор основных действующих и проектируемых трубопроводных маршрутов Каспийского региона, а также предпринята попытка выявления целей их создания и бенефициаров, текущих затруднений, и дальнейших перспектив развития.
Ключевые слова: Каспийский регион, трубопроводный транспорт, энергоресурсы.
Ссылка для цитирования: Alferov S.Yu. Pipeline Transport Development in the Caspian Region in the Post-Soviet Period (In Russ.). Territorija "NEFTEGAS" = Oil and Gas Territory, 2017, No. 11, P. 58–62.
Открыть PDF


В период существования СССР трубопроводный транспорт Каспийского региона не имел значительного экспортного потенциала, так как энергоресурсы, добываемые на территории советских прикаспийских республик, в большей степени предназначались для внутренних нужд страны. После 1991 г. Азербайджан, Казахстан и Туркменистан получили возможность диверсифицировать рынки сбыта своих энергоресурсов, результатом чего стало создание проектов и дальнейший ввод в эксплуатацию альтернативных российским экспортным маршрутам транспортировки нефти и газа при всесторонней поддержке Евросоюза и США. Кроме того, Китайская Народная Республика (КНР) активно принимает участие в строительстве новых нефте- и газопроводов, позволяющих поставлять углеводороды из Казахстана и Туркменистана [5]. Таким образом, в настоящее время трубопроводный транспорт играет важную роль в формировании экономических и политических связей прикаспийских государств не только друг с другом, но и с внешними акторами.

1.png

На сегодняшний день в Каспийском регионе действует довольно развитая сеть трубопроводов (рис. 1), позволяющих поставлять энергоресурсы как в ЕС (несколько маршрутов), так и в КНР. Из них основными являются:

1) нефтепроводы:

• Узень (Казахстан) – Атырау (Казахстан) – Самара (Россия);

• Тенгиз (Казахстан) – Новороссийск (Россия) («Каспийский трубопроводный консорциум»);

• Баку (Азербайджан) – Новороссийск (Россия);

• Баку (Азербайджан) – Тбилиси (Грузия) – Джейхан (Турция);

• Казахстанско-Китайский трубопровод;

2) газопроводы:

• Средняя Азия – Центр;

• Южнокавказский газопровод, маршрут: Баку (Азербайджан) – Тбилиси (Грузия) – Эрзурум (Турция);

• Центральная Азия – Китай (Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай).

 

Действующие трубопроводы

Перечисленные трубопроводы можно условно разделить на две группы: ориентированные на Россию и на другие государства. К первой формально относятся «Узень – Атырау – Самара» (УАС), Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), «Баку – Новороссийск» и «Средняя Азия – Центр». При этом УАС и «Средняя Азия – Центр» были спроектированы и введены в эксплуатацию еще в СССР и предназначались для поставок энергоресурсов из Средней Азии, в том числе Казахстана и Туркменистана, в районы Центральной России. Нефтепровод «Баку – Новороссийск» также использовался в советский период. С 1983 г. он служил для транспортировки нефти из Западной Сибири на азербайджанские нефтеперерабатывающие предприятия, после чего в 1996 г. в результате соглашения между Россией и Азербайджаном был переведен в реверсный режим и в настоящий момент позволяет экспортировать азербайджанскую нефть в Европу через порт Новороссийск. КТК является единственным трубопроводом в Каспийском регионе, спроектированным в постсоветский период при участии российской стороны. Он предназначен для транспортировки нефти из северных районов Казахстана в порт Новороссийск и далее на европейские рынки. Стоит отметить, что в функционировании всех перечисленных нефте- и газопроводов принимают участие в основном национальные энергетические компании России, Казахстана и Азербайджана, такие как «Транснефть», «КазТрансОйл», «КазМунайГаз», «Газпром» и SOCAR. Исключением является лишь КТК, 15 % акций которого принадлежат американской компании Chevron. Таким образом, можно сделать вывод, что западные компании, а следовательно ЕС и США, в основном не заинтересованы в развитии трубопроводов, следующих из Каспийского региона через территорию России.

1_1.png

К ориентированным на другие государства, в частности на европейские страны и КНР, можно отнести трубопроводы «Баку – Тбилиси – Джейхан» (БТД), «Баку – Тбилиси – Эрзурум» (БТЭ), Казахстанско-Китайский трубопровод и «Центральная Азия – Китай». Эти нефте- и газопроводы были спроектированы и введены в эксплуатацию уже после распада Советского Союза, позволив ряду прикаспийских государств диверсифицировать не только рынки сбыта, но и маршруты транспортировки своих энергоресурсов.

Так, нефтепровод БТД, введенный в эксплуатацию в 2006 г., обеспечивает выход азербайджанской нефти на европейский рынок, минуя трубопроводную систему РФ [6]. Трубопровод пролегает по территориям Азербайджана, Грузии и Турции. Реализацией и последующим обслуживанием проекта занимается международный консорциум BTC Co, акционерами которого являются 11 нефтегазовых компаний, в том числе BP (оператор), SOCAR, Statoil, TPAO, ENI и др., а в финансировании строительства принимали участие Международная финансовая корпорация и Европейский банк реконструкции и развития [12]. Запуск магистрального газопровода БТЭ, проходящего по тому же маршруту, что и нефтепровод БТД, состоялся в 2007 г. Его назначение заключается в осуществлении поставок газа из азербайджанского месторождения Шахдениз транзитом через Грузию в Турцию. Для реализации данного проекта также был создан консорциум SCP Co при участии BP, SOCAR, «ЛУКОЙЛ», TPAO и др.

Стоит отметить, что разработан проект расширения трубопровода БТЭ (рис. 2), предусматривающий создание Южного газового коридора (ЮГК). ЮГК предназначен для поставок газа через Турцию по Транс-Анатолийскому газопроводу (TANAP) в Болгарию и по Транс-Адриатической ветке (TAP), строительство которых идет в данный момент при финансовой поддержке Всемирного банка, в Грецию, Албанию и Италию [9]. Реализация данного проекта является приоритетом для Европейского союза, поскольку позволит диверсифицировать поставщиков газа путем привлечения ресурсов из Прикаспийского бассейна и Центральной Азии [11]. Кроме того, заинтересованность в ЮГК проявляют США. Так, в 2016 г. бывший на тот момент госсекретарем Джон Керри выразил одобрение данного проекта.

1_1_1.png

Новые экспортные маршруты поставки энергоресурсов на внешние рынки развивали и Туркменистан и Казахстан. В частности, в 2006 г. начал свою работу Казахстанско-Китайский трубопровод – совместный проект Казахстана и Китая, служащий для бесперебойной и безопасной транспортировки казахской нефти в КНР. Акционерами предприятия в равных долях являются «КазТрансОйл» и CNPC [7]. С 2014 г. нефтепровод используется для поставки и российской нефти в Китай, соответствующее соглашение было подписано между компаниями «Роснефть» и «КазТрансОйл» в 2013 г. сроком на 5 лет с возможностью пролонгации.

В свою очередь, газопровод «Центральная Азия – Китай» связывает Туркменистан и Китай и проходит по территориям Узбекистана и Казахстана. Газопровод частично введен в эксплуатацию в 2010 г.
На сегодняшний день действуют три линии и планируется строительство четвертой, правда, сроки начала работ пока неясны. Финансировала проект компания Тrans-Asia Gas Pipeline Company Limited, входящая в состав CNPC. Данный газопровод служит для поставки «голубого топлива» из Узбекистана, Казахстана и, главным образом, Туркменистана в Китай. При этом его последняя ветка должна напрямую соединить месторождение Галкыныш с китайскими потребителями [4].

ПРОЕКТИРУЕМЫЕ ТРУБОПРОВОДЫ

В дополнение к существующим нефте- и газопроводам планируется строительство нескольких новых, способных увеличить экспортный потенциал Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Среди проектируемых нефтепроводов можно выделить «Транскаспийский газопровод», нефтепровод «Ескене – Курык – Баку» и газопровод «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия» (ТАПИ), который хоть и не затрагивает Каспийский бассейн, тем не менее является одним из самых важных транспортных проектов, связанных с Туркменистаном и прикаспийскими месторождениями этой страны.

Предполагается, что Транскаспийский газопровод соединит по дну Каспийского моря Туркменистан и Азербайджан, что позволит наладить поставки туркменского газа по упомянутому трубопроводу «Баку – Тбилиси – Эрзурум» и строящемуся сейчас Южному газовому коридору далее в Европу. Как и в случае с ЮГК, одним из инициаторов проекта является Евросоюз, для которого он выгоден в первую очередь тем, что позволит уменьшить свою зависимость от российского газа. Согласно Ашхабадской декларации от 2015 г. финансированием создания данного трубопровода будут заниматься Евросоюз и Всемирный банк [10]. Тем не менее строительство Транскаспийского газопровода откладывается ввиду как политико-правовых, так и экологических причин [3]. В частности, Россия и Иран выступают против односторонних действий со стороны Азербайджана и Туркменистана, так как реализация проекта может иметь негативные экологические последствия для прибрежных зон всех пяти прикаспийских государств. В то же время представители Ашхабада и Баку отмечают, что, во-первых, по их мнению, реализация ЮГК не представляет опасности для экологии Каспийского моря, а во-вторых, как бы в итоге ни разрешился спор о правовом статусе Каспия, предполагаемый газопровод в любом случае пройдет по территориальным водам этих государств и не затронет остальные прикаспийские страны [8].

Image_013.jpg

Еще одним проектом в сфере трубопроводного транспорта, строительство которого в скором времени планируют начать Азербайджан и Казахстан, является нефтепровод «Ескене – Курык – Баку», который позволит транспортировать казахскую нефть, в первую очередь с месторождения Кашаган, в Грузию и Турцию, используя уже существующий трубопровод «Баку – Тбилиси – Джейхан». По словам министра энергетики Азербайджана Натига Алиева, Казахстан не обладает надежным альтернативным БТД-маршрутом, который смог бы обеспечить растущий экспортный энергетический потенциал страны. Эксперты сомневаются, что проект будет осуществлен в ближайшие несколько лет, уточняя, что в последние годы объем транспортировки казахской нефти через Азербайджан только падал [1].

По всей вероятности, нефтепровод не будет проложен по дну Каспийского моря, поскольку в этом случае по аналогии с Транскаспийским газопроводом страны столкнутся с жесткой позицией России и Ирана, что дополнительно затормозит развитие проекта, предусматривающего расширение порта Актау и строительство нового порта в Курыку. Таким образом, по-видимому, нефть будет перевозиться танкерами до порта Баку. Остается неясным и финансирование проекта. На сегодняшний день «КазМунайГаз», «КазТрансОйл» и Total заключили лишь Меморандум о разработке обоснования инвестиций по казахской части нефтепровода «Ескене – Курык». Возможно, в будущем участие в строительстве данного нефтепровода примут и другие компании, уже участвующие в освоении месторождения Кашаган, а именно ENI, Shell, ExxonMobil, Inpex и CNPC.

Проект ТАПИ (рис. 3) предусматривает строительство газопровода, проходящего по территориям Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии, целью которого является транспортировка туркменского газа (месторождение Галкыныш) в третьи страны.

Впервые идея создания трубопровода между Туркменистаном и Пакистаном появилась в 1995 г., когда страны при посредничестве компаний Bridas (Аргентина), Unocal (США) и Saudi Delta (Саудовская Аравия) заключили Меморандум о взаимопонимании. Далее в течение более чем 10 лет будущее проекта оставалось туманным из-за политической нестабильности в Афганистане. Переговоры возобновились
в 2008 г., а в 2015 г. был дан официальный старт проекту, финансированием которого занимаются Turkmengaz, GAIL Limited (Индия), Inter State Gas Systems (Пакистан), Afghan Gas Enterprise (Афганистан), TAPI Pipeline Company Limited и Galkynysh Pipeline Company [2].

Туркменистану ТАПИ даст возможность уменьшить экспортную зависимость от России и Китая, Пакистан и Индия приобретут дополнительный источник энергоресурсов, а Афганистан окажется важным транзитным государством [14]. Крайнюю заинтересованность в проекте проявляют и Соединенные Штаты, которые, к слову, были одним из его инициаторов. Причиной тому является газопровод «Иран – Пакистан –
Индия», строительство которого началось еще в 2013 г. Недостроенным остается лишь пакистанский участок трубопровода. Стоит отметить, что еще в 2012 г. Хиллари Клинтон, бывшая в тот момент государственным секретарем США, резко выступала не только против строительства, но даже против возможности обсуждения создания данного газопровода. Ситуация вряд ли изменится и с приходом новой администрации, учитывая резкие высказывания Дональда Трампа в отношении Ирана. Так что введение газопровода ТАПИ в эксплуатацию вряд ли возможно, пока правительство Афганистана и движение Талибан не достигнут договоренности о прекращении войны в стране, а Индия и Пакистан не разрешат проблему Кашмира [13].

Таким образом, все три возможных проекта, а именно Транскаспийский газопровод, газопровод «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия» (ТАПИ) и нефтепровод «Ескене – Курык – Баку», едва ли будут реализованы в ближайшие несколько лет ввиду как политических, так и экономических причин.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бльшая часть проектов развития трубопроводного транспорта в Каспийском регионе, инициированных в последние несколько десятилетий, направлена на создание альтернативных российским маршрутам доставки энергоресурсов на внешние рынки, в том числе европейский и китайский. При этом Евросоюз и США активно сотрудничают с Баку путем участия своих нефтегазовых компаний в строительстве и обслуживании нефте- и газопроводов, позволяющих поставлять азербайджанские энергоресурсы в европейские страны. В то же время Китай в большей степени в силу географических причин ориентирован на создание новых трубопроводных маршрутов, связывающих западные районы страны с Туркменистаном и Казахстаном.

Внешние акторы, как правило, не принимают участия в российских проектах в Каспийском регионе. Ввиду этого для обеспечения дополнительной загрузки трубопроводов, идущих по территории Российской Федерации из прикаспийских стран на внешние рынки по территории России, необходимо, во-первых, совершенствовать российскую нефте- и газотранспортную систему, во-вторых, углублять экономические и политические контакты с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном.



← Назад к списку


im - научные статьи.