image
energas.ru

...

«СЕВЕРНЫЙ ПОТОК – 2»: ПОЛИТИЧЕСКИЕ, РЕСУРСНЫЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

УДК 622.279
В.В. Бессель, к.т.н., проф., ФГАОУ ВО «Российский государственный университет нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина», ООО «НьюТек Сервисез» (Москва, РФ), vbessel@nt-serv.com
В.Г. Кучеров, д.ф.-м.н., проф., ФГАОУ ВО «Российский государственный университет (НИУ) имени И.М. Губкина» (Москва, РФ), Королевский технологический институт (Стокгольм, Швеция), vladimir@flotten.se
А.С. Лопатин, д.т.н., проф., ФГАОУ ВО «Российский государственный университет (НИУ) имени И.М. Губкина», lopatin.a@gubkin.ru
В.Г. Мартынов, д.э.н., проф., ФГАОУ ВО «Российский государственный университет (НИУ) имени И.М. Губкина», v.martynov@gubkin.ru


Продолжающаяся в экспертном сообществе дискуссия о необходимости строительства грандиозного инфраструктурного энергетического проекта «Северный поток – 2» побудила нас высказать ряд соображений в пользу реализации последнего. Постараемся коснуться самых важных аспектов проектов: политического, ресурсного, экономического и экологического.

Реализация проекта «Северный поток – 2», который позволит повысить надежность поставок российского газа в Европу, минуя транзитные страны, проходит при формировании новой внешней среды. Можно отметить два фактора, которые уже частично повлияли на технологическое исполнение проекта и его коммерческую схему.

Первый фактор – это возможный риск применения норм Третьего энергетического пакета к «Северному потоку – 2». Второй фактор – применение экономических санкций со стороны США в отношении европейских компаний. В августе 2017 г. в США был принят закон «О противодействии противникам Америки путем санкций» [1], согласно которому Президент США наделяется правом во взаимодействии (координации) с союзниками США вводить определенные санкционные ограничения в сфере строительства и обслуживания российских трубопроводов, экспортирующих энергоресурсы. Особенно важно отметить, что отдельно закон декларирует оппозицию проекту «Северный поток – 2». Тем не менее работы по укладке труб уже начались, поэтому по мере строительства трубопровода можно ожидать только усиления дискуссий о необходимости реализации этого проекта.

Нужен ли дополнительный российский газ на энергетических рынках Европы? Данные по энергопотреблению европейских стран в 2017 г. показывают, что, несмотря на предпринимаемые усилия по улучшению эффективности энергетического баланса в сторону безуглеродной «зеленой» энергетики, доля экологически грязных источников энергии, таких как нефть и уголь, остается главенствующей – более половины общего энергопотребления (см. рис.) [2, 3]. Значительное сокращение нагрузки на окружающую среду возможно в этих условиях именно за счет увеличения доли природного газа как самого экологически чистого из всех органических видов топлива. Для выработки единицы энергии при сжигании газа в атмосферу выбрасывается в 1,4 раза меньше диоксида углерода, чем при сжигании нефти, и в 1,78 раза меньше, чем при сжигании угля. Потребность в газе, несмотря на достижения в области энергосбережения и расширение использования альтернативных источников энергии, несомненно, будет возрастать. Более того, именно природный газ будет основным источником энергии в процессе постепенного перехода на использование альтернативных источников энергии [4, 5].

Для анализа тенденций, связанных с европейским рынком углеводородного сырья, необходимо проанализировать динамику запасов, добычи и потребления углеводородов за период 2007–2017 гг. [3], данные по которым представлены в табл. 1.

Запасы природного газа в странах Европы на конец 2017 г. составили 3 трлн м³, причем их основная часть сосредоточена в Норвегии – 1,7 трлн м³, Нидерландах – 0,7 трлн м³ и Великобритании – 0,2 трлн м³ [3]. Темпы снижения запасов газа за период 2007–2017 гг. – 40 %. Несмотря на снижение уровня потребления газа в странах Европы на 3,5 %, темпы снижения добычи газа составили почти 16 %, что в 4,6 раза выше темпов снижения его потребления. Это свидетельствует о том, что решать проблемы энергообеспечения без импорта дополнительных объемов углеводородов, особенно газа, страны Европы будут не в состоянии даже в среднесрочной перспективе.

Вероятность открытия новых месторождений газа очень невелика, попытка начать добычу метана из сланцевых отложений, предпринятая Польшей в период 2010–2015 гг., окончилась не-удачно [6].

Таким образом, страны Европы не имеют своих ресурсов для обес-печения собственных потребностей природным газом не только на среднесрочную перспективу, но и на ближайшее будущее: при существующем уровне добычи запасов газа в странах Европы хватит немногим более чем на 12 лет [3].

 

РЕСУРСНАЯ БАЗА ДЛЯ ЭКСПОРТА ГАЗА В ЕВРОПУ

Откуда Европа может импортировать газ? Ответ на этот вопрос помогут дать анализ экспортных возможностей стран, обладающих крупнейшими (более 4 трлн м³) запасами газа по состоянию на 2017 г. [3], а также данные по nett-экспорту (экспорт за вычетом импорта) природного газа [3], приведенные в табл. 2.

Из табл. 2 следует, что только 7 из 11 стран с крупнейшими запасами газа обладают экспортным потенциалом, складывающимся из уровня добычи, собственного потребления и инфраструктурных мощностей, позволяющим транспортировать газ в газообразном или сжиженном состоянии.

Импорт природного газа странами Европы в 2017 г. по системе магистральных трубопроводов составил 423,4 млрд м³, из них 244 млрд м³, или 57,6 %, было импортировано из неевропейских стран [3] (табл. 3).

Доля трубопроводного газа из России составила 44,7 % от общего импорта и 77,6 % от импорта из неевропейских стран.

В 2017 г. европейскими странами был закуплен сжиженный природный газ (СПГ) в объеме 65,7 млрд м³ [3], при этом поставки из неевропейских стран составили 60,2 млрд м³, или 91,6 % (табл. 4).

В 2017 г. европейские страны импортировали 489,1 млрд м³ природного газа, из них 304,2 млрд м³ – из неевропейских стран [3]. Доля импорта газа из России составила 62,3 % от общего импорта газа из неевропейских стран, или 38,7 % от общего импорта природного газа.

Как можно оценить среднесрочные перспективы импорта газа? Для этого необходимо проанализировать экспортные возможности стран с крупнейшими запасами газа (см. табл. 2).

Россия – надежный и долговременный партнер по торговле газом в Европе начиная с середины ХХ в. Обладает разветвленной сетью экспортных магистральных трубопроводов как через транзитные страны (Украина, Республика Беларусь), так и без них («Голубой поток», «Северный поток – 1»), а также введенным в строй заводом по сжижению природного газа проекта «Ямал СПГ». В настоящий момент строятся трубопроводы проектов «Турецкий поток» общей мощностью 31,5 млрд м³, проекта «Северный поток – 2» общей мощностью 55 млрд м³. Планируется строительство завода по сжижению природного газа в рамках проекта «Балтика СПГ». Ресурсной базой для обеспечения газом всех экспортных проектов является газ, залегающий в Ямало-Ненецком автономном округе, ресурсы которого по категориям А + В + С1 сегодня оцениваются более чем в 27 трлн м³ [7] и продолжают прирастать по мере проведения геологоразведочных работ и ввода в эксплуатацию новых месторождений и залежей газа и конденсата, в том числе на шельфах Карского моря и Обской губы.

Иран обладает мощностями по прокачке около 12 млрд м³ газа в Турцию. Обладая сопоставимыми с Россией запасами природного газа, Иран из-за постоянных и долговременных санкционных ограничений со стороны США и стран Евросоюза не имеет возможности развивать систему трубопроводного газа в Европу, а также строить заводы по сжижению природного газа. В связи с перечисленными причинами надежные поставки газа из Ирана в среднесрочной перспективе проблематичны.

Катар – на сегодняшний день крупнейший экспортер СПГ в страны Европы. В 2017 г. объем экспорта составил 23,7 млрд м³, или 23 % от экспорта газа [3]. Расширение поставок маловероятно из-за проблем наращивания мощностей по добыче, подготовке и сжижению природного газа и ограниченности флота танкеров-газовозов.

Основные запасы газа в Турк-менистане сосредоточены на супергигантском месторождении Галкыныш на юго-востоке страны. Оператором разработки месторождения выступает ГК «Туркменгаз», но разработка ведется с большой долей участия компании CNPC (КНР). Экспорт газа из этого месторождения осуществляется в Китай по магистральному газопроводу, введенному в эксплуатацию в 2009 г. В 2017 г. объем экспорта газа в Китай составил 31,7 млрд м³, или 94,3 % от всего экспорта газа [3]. Переориентирование экспортных потоков на европейский рынок представляется весьма проблематичным.

Планируемые США поставки СПГ в Европу никак не смогут заменить российский газ на европейском рынке. Основная часть газа добывается из сланцевых отложений, поэтому нарастить его добычу в достаточном для экспорта объеме сложно. Но даже если это произойдет, то возникает проблема острого дефицита танкеров-газовозов на рынке морских грузоперевозок. Если предположить, что США планируют полностью заместить поставки трубопроводного газа проекта «Северный поток – 2», то нетрудно подсчитать, что потребуется непрерывная круглогодичная эксплуатация 30 крупнейших в мире танкеров-газовозов типа Q-Max вместимостью 260 тыс. м³ СПГ (габариты судна составляют 345 × 53,8 × 34,7 м по длине, ширине и высоте соответственно; оно имеет осадку около 12 м, т. е. сопоставимо по размерам и массе с современным авианосцем). Даже с учетом экономической мощи США маловероятно, что такое количество танкеров может быть построено быстрее, чем в ближайшие 15–20 лет. Немалые инвестиции и временные затраты потребуются и для строительства терминалов, дополнительных мощностей для СПГ в США и его регазификации в Европе.

Вероятность наращивания поставок газа из других стран списка, в том числе из Алжира и Нигерии, в Европу крайне невелика из-за известных технологичес-ких, логистических и политических проблем.

Таким образом, с учетом гео-графического расположения, имеющихся и находящихся в строительстве инфраструктурных мощностей по подготовке и транспорту газа, состояния ресурсной базы, а также политической стабильности, во многом определяемой военной мощью государства, можно сделать вывод о серьезных конкурентных преимуществах проекта «Северный поток – 2» перед альтернативными поставками газа на европейский рынок.

 

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Очевидно, что главная цель использования органического топлива – это генерация элект-рической энергии на электростанциях конденсационного типа или с помощью газотурбинных установок. В табл. 5 приведены данные по централизованной генерации электроэнергии в странах Европы [3].

Всего в Европе самая высокая доля генерации (по 19,9 %) приходится на атомную энергетику и уголь, несмотря на разговоры о борьбе с вредными выбросами и «безуглеродной» энергетике, которые на протяжении долгих лет ведутся в странах Евросоюза. Германия вырабатывает основную долю электроэнергии (33 %) на угольных электростанциях. По этому показателю она уступает только Польше, доля угля в цент-рализованной генерации которой превышает 65 %. Но уголь – самое энергетически неэффективное и экологически грязное топливо [8]. Поэтому его пытаются заменить природным газом [4], что существенно повышает энергетическую эффективность и экологическую чистоту вырабатываемой электрической энергии.

Если предположить, что средний КПД генерации на конденсационной электростанции, работающей на нефтепродуктах и угле, не превышает 37 %, а КПД генерации на газе – 40 %, то нетрудно определить, какое количество органического топлива было сожжено для централизованной генерации электроэнергии в странах Европы (табл. 6).

Наибольшее количество угля для централизованной генерации электрической энергии потреб-ляет Германия – 56,3 млн т.н.э., и она вынуждена заниматься активными поисками замены столь высокому уровню потребления угля. Основной упор делается на выработку энергии из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) – ветра и солнца, в чем Германия занимает лидирующие позиции в Европе. Вместе с тем на сегодняшний момент ВИЭ составляют только 13,4 % от потребляемой энергии [3].

 

ВИЭ И АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА КАК АЛЬТЕРНАТИВА

Эксперты часто обсуждают варианты замены природного газа проекта «Северный поток – 2» развитием проектов возобновляемой энергетики, таких как ветровая и солнечная энергия. Оценим практические аспекты реализации этих идей. Для этого используем методику, разработанную авторами [9]. Поскольку ВИЭ, такие как солнце и ветер, применяются для получения электрической энергии, а природный газ является топливом, используемым, в том числе, для получения электрической энергии на тепловых электростанциях, максимальный КПД которых не превышает 0,4, можно определить, что выходная электрическая мощность газопровода при его полной загрузке будет равна 25,1 ГВт.

Замена газа энергией ветра. Для оценки площади, которую необходимо занять под ветрогенераторы для замены поставляемого природного газа, необходимо принять некоторую среднюю скорость ветра. В странах Европы скорость ветра колеблется от 4 до 9 м/с в зависимости от удаления точки измерения от береговой линии Балтики [10]. Приняв в расчете среднюю скорость в Германии около 6,5 м/с, по методике [9] можно оценить, что для замены электрической мощности газопровода проекта «Северный поток – 2» в 25,1 ГВт потребуется около 17–18 тыс. км² (~5 % территории Германии) под монтаж горизонтально-осевых ветроэнергетических установок при коэффициенте их загрузки 0,9. Нетрудно оценить, что с учетом реального коэффициента загрузки ВЭУ 0,6–0,7 для полноценной замены электрической мощности проекта «Северный поток – 2» ветроэнергетическими установка-ми мощностью 2 МВт (выше средней мощности установок в Германии) потребуются около 18–21 тыс. подобных установок.


Замена газа энергией солнца. Среднегодовой уровень инсоляции в Германии меняется в пределах от 3,0 до 4,5 Квт.ч/м² в день [11]. Приняв средний уровень инсоляции 3,75 КВт.ч/м² в день, можно определить, что при среднем уровне КПД солнечной панели 0,2 и коэффициенте загрузки с учетом количества световых часов в году 0,25 для замены газа проекта «Северный поток – 2» в генерации электрической энергии потребуются площади более 3,2 тыс. км² (~1 % территории Германии) под строительство солнечных электростанций [9].

Полноценная реализация замены поставок газа такими ВИЭ, как солнце и ветер, в настоящее время проблематична, поскольку, кроме отчуждения огромных территорий, потребуются гигантские инвестиции непосредственно для создания энергетических станций на ВИЭ. С учетом стоимости установленной мощности 1 КВт ветровой и солнечной энергии, а также реальных коэффициентов загрузки ветрогенераторов и солнечных панелей [12] нетрудно подсчитать, что инвестиции в создание ветроэнергетических станций будут составлять более 30 млрд долл. США, а в создание солнечных электростанций – более 200 млрд долл. США.

Замена газа атомной энергией. По состоянию на 1 февраля 2017 г. в Германии эксплуатировались 8 энергоблоков на 7 атомных станциях общей мощностью 10,78 ГВт [13], т. е. 1,35 ГВт на энергоблок. С учетом того, что генерация электроэнергии на атомных станциях Германии в 2017 г. составила 75,9 ТВт.ч [3], нетрудно определить реальный коэффициент загрузки энергоблоков на атомных станциях, который в 2017 г. составил 0,8. Таким образом, для того чтобы полностью заменить энергетическую мощность газопровода проекта «Северный поток – 2», составляющую 25,1 ГВт, с учетом реального коэффициента загрузки атомных энергоблоков 0,8 потребуется дополнительно 24 но-вых энергоблока, что в три раза больше существующих на сегодняшний момент. Нельзя не отметить, что планы Правительства Германии прямо противоположны: до конца 2022 г. полностью отказаться от производства ядерной энергии.

 

ВЫВОДЫ

Для долгосрочных (от 30 до 50 лет) поставок природного газа в Европу ресурсной базой обладают такие страны, как Россия, Иран, Катар, Туркмения и США. При этом в настоящий момент только Россия обладает готовыми мощностями по транспортировке требуемого количества газа по системе магистральных газопроводов как через транзитные страны, так и без них. Кроме того, Россия ввела мощности по сжижению природного газа на п-ове Ямал (проект «Ямал СПГ») и практически готова к началу строительства завода по сжижению природного газа в рамках проекта «Балтика СПГ». Ничего подобного конкуренты предложить не могут ни в ближайшей, ни в среднесрочной перспективе. Реализация проекта «Северный поток – 2» позволит усилить конкурентные позиции России на рынках стран Северной Европы и минимизировать риски потерь транзита газа из-за хозяйственных и политических разногласий со странами-транзитерами.

Газ, поставляемый по газопроводу проекта «Северный поток – 2», позволит европейским странам значительно снизить долю угля в системе централизованной генерации электрической энергии. Кроме того, это поможет существенно повысить энергетическую эффективность и экологичес-кую чистоту энергетики.

Заменить предлагаемый газ ВИЭ практически невозможно из-за инвестиций, многократно превышающих инвестиции в проект «Северный поток – 2», а также необходимости выведения из оборота огромных земельных участков.

Реализация проекта «Северный поток – 2» – это взаимовыгодный энергетический проект, который позволит надежно и бесперебойно поставлять природный газ из России в европейские страны в течение как минимум ближайших 50 лет. В настоящее время реальной альтернативы этому проекту нет.

Таблица 1. Динамика запасов, добычи и потребления нефти (млн т) и природного газа (млрд м³) в странах Европы за период 2007–2017 гг.Table 1. Dynamics of reserves, oil production and consumption (million tons) and natural gas (billion m³) in European countries for the 2007–2017 period

Год

Year

Запасы нефти, млн т

Oil reserves, million tons

Добыча нефти, млн т

Oil production, million tons

Потребление нефти, млн т

Oil consumption, million tons

Запасы газа, млрд м³

Gas reserves, billion m³

Добыча газа, млрд м³

Gas production, billion m³

Потребление газа, млрд м³

Gas consumption, billion m³

2007

1900

236,1

804,8

5000

287,6

550,7

2017

1700

162,6

731,2

3000

241,9

531,7

Изменение, %

Change, %

–10,5

–31,1

–9,1

–40,0

–15,9

–3,5


Таблица 2. Крупнейшие запасы газа в мире и экспорт газа в 2017 г.Table 2. The world’s largest gas reserves and gas export in 2017

Страна

Country

Запасы газа, трлн м³

Gas reserves, trillion m³

Nett-экспорт трубопроводного газа, млрд м³

Nett export of pipeline gas, billion m³

Nett-экспорт СПГ, млрд м³

Nett export of liquid natural gas, billion m³

Nett-экспорт газа, млрд м³

Nett export of gas, billion m³

Россия

Russian Federation

35,0

196,5

15,5

212,0

Иран

Iran

33,2

12,5

0,0

12,5

Катар

Qatar

24,9

0,0

103,4

103,4

Туркменистан

Turkmenistan

19,5

33,6

0,0

33,6

США

United States of America

8,7

–14,6

15,2

0,6

Саудовская Аравия

Saudi Arabia

8,0

0,0

0,0

0,0

Венесуэла

Venezuela

6,4

0,0

0,0

0,0

ОАЭ

United Arab Emirates

5,9

–16,4

7,7

–8,7

Китай

China

5,5

–39,4

–52,6

–92,0

Нигерия

Nigeria

5,2

0,0

27,8

27,8

Алжир

Algeria

4,3

36,4

16,6

53,0


Таблица 3. Импорт трубопроводного газа (млрд м³) странами Европы из неевропейских странTable 3. Import of pipeline gas (billion м³) by European countries from non-European countries

Импортер/экспортер

Importer/exporter

Азербайджан

Azerbaijan

Россия

Russian Federation

Иран

Iran

Алжир

Algeria

Ливия

Libya

Австрия

Austria

8,6

Великобритания

United Kingdom

4,0

Венгрия

Hungary

8,2

Германия

Germany

48,5

Греция

Greece

2,7

Испания

Spain

11,8

Италия

Italy

22,3

18,0

4,4

Нидерланды

Netherlands

8,6

Польша

Poland

11,1

Словакия

Slovakia

13,7

Турция

Turkey

6,3

27,6

8,9

Финляндия

Finland

2,2

Франция

France

11,5

Чехия

Czech Republic

5,4

Другие страны ЕС

Other countries of the European Union

12,1

3,2

Другие страны Европы

Other countries of Europe

2,1

2,7

Европа в целом

Europe in total

8,4

189,3

8,9

33,0

4,4


Таблица 4. Импорт СПГ (млрд м³) странами Европы из неевропейских странTable 4. Import of liquefied natural gas (billion m³) by European countries from non-European countries

Импортеры/экспортеры

Importers/Exporters

США

United States of America

Бразилия

Brazil

Перу

Peru

Тринидад и Тобаго

Trinidad and Tobago

Россия

Russian Federation

Катар

Qatar

ОАЭ

United Arab Emirates

Алжир

Algeria

Ангола

Angola

Египет

Egypt

Экваториальная Гвинея

Equatorial Guinea

Нигерия

Nigeria

Бельгия

Belgium

1,2

Франция

France

0,2

0,1

2,0

4,1

0,2

0,1

3,3

Италия

Italy

0,2

0,3

6,8

1,0

-

0,1

Испания

Spain

0,8

3,6

0,6

3,5

2,4

0,3

0,1

4,4

Турция

Turkey

0,7

-

0,4

1,6

4,7

0,3

2,1

Великобритания

United Kingdom

0,1

0,1

0,2

0,1

6,1

0,3

0,1

Другие страны ЕС

Other countries of the European Union

0,9

0,1

0,3

2,6

0,4

1,5

0,1

0,1

2,3

Итого

Total

2,6

0,1

3,9

1,8

0,1

23,7

0,4

14,1

0,6

0,3

0,4

12,2


Таблица 5. Централизованная генерация электрической энергии (ТВт.ч) в странах Европы в 2017 г.Table 5. Centralized generation of electricity (TWh) in the European countries in 2017

Страна

Country

Нефть

Oil

Газ

Gas

Уголь

Coal

Атомная энергетика

Atomic power energetics

Гидроэнергетика

Hydropower engineering

ВИЭ

Renewable energy sources

Другие

Others

Итого

Total

Нидерланды

Netherlands

1,1

56,4

31,4

5,3

0,1

17,5

4,8

136,3

Польша

Poland

1,9

9,8

134,1

0,0

2,6

21,2

0,8

204,1

Испания

Spain

17,7

63,1

45,1

58,1

18,5

69,5

3,5

303,8

Италия

Italy

9,0

144,6

32,8

0,0

36,3

68,4

4,5

336,3

Турция

Turkey

2,0

108,2

97,6

0,0

58,4

29,4

0,0

341,9

Великобритания

United Kingdom

2,2

133,3

22,6

70,3

5,9

92,9

8,6

370,3

Германия

Germany

5,7

86,0

242,2

75,9

19,7

198,1

26,6

730,4

Другие страны Европы

Other European countries

22,1

173,2

235,6

641,0

434,7

218,2

33,2

1855,4

Европа в целом

Europe in total

61,6

774,6

841,3

850,7

576,2

715,1

81,9

4278,4


Таблица 6. Органическое топливо, затраченное для централизованной генерации электрической энергии в 2017 г.Table 6. Organic fuel spent on the centralized generation of electricity in 2017

Органическое топливо на централизованную генерацию электроэнергии, млн т.н.э.

Organic fuel for centralized generation of electricity, million tons of oil equivalent

Нефть

Oil

Газ

Gas

Уголь

Coal

Итого

Total

Нидерланды

Netherlands

0,3

12,1

7,3

19,7

Польша

Poland

0,5

2,1

31,2

33,7

Испания

Spain

4,3

13,6

10,5

28,4

Италия

Italy

2,2

31,1

7,6

40,9

Турция

Turkey

0,5

23,3

22,7

46,4

Великобритания

United Kingdom

0,5

28,7

5,2

34,4

Германия

Germany

1,4

18,5

56,3

76,2

Другие страны Европы 

Other European countries

5,4

37,2

54,7

97,4

Европа в целом

Europe in total

15,1

166,5

195,5

377,1

 


1. Countering America’s Adversaries through Sanctions Act [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.congress.gov/115/plaws/publ44/PLAW-115publ44.pdf (дата обращения: 10.09.2018).

2. Бессель В.В., Лопатин А.С., Кучеров В.Г. Природный газ – основа высокой экологичности современной мировой энергетики // Экологический вестник России. 2014. № 9. С. 10–16.

3. Statistical Review of World Energy [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.bp.com/statisticalreview (дата обращения: 10.09.2018).

4. Кучеров В.Г., Золотухин А.Б., Бессель В.В. и др. Природный газ – главный источник энергии в ХХI в. // Газовая промышленность. 2014. № S716. С. 8–12.

5. Бессель В.В., Кучеров В.Г., Лопатин А.С., Мартынов В.Г. Смена парадигмы на мировом энергетическом рынке // Газовая промышленность. 2017. № 4. С. 28–33.

6. Is the Polish Shale Gas Industry Set for a Comeback? [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://oilprice.com/Energy/Energy-General/Is-The-Polish-Shale-Gas-Industry-Set-For-A-Comeback.html (дата обращения: 10.09.2018).

7.  Годовой отчет ПАО «Газпром» за 2017 год [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gazprom.ru/f/posts/85/227737/gazprom_annual_report_2017_rus.pdf (дата обращения: 10.09.2018).

8. Бессель В.В., Лопатин А.С., Кучеров В.Г. Стратегия экспорта российских углеводородов // Нефть, газ и бизнес. 2015. № 1. С. 3–10.

9. Бессель В.В., Лопатин А.С., Кучеров В.Г. Потенциал использования солнечной ветровой энергии в топливно-энергетическом комплексе России // Neftegaz.RU. 2014. № 6. С. 74–79.

10. European Wind Potential [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://deepresource.wordpress.com/2014/12/04/european-wind-potential/ (дата обращения: 10.09.2018).

11.  Europe Average Daily Solar Hours (Solar Insolation) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.hotspotenergy.com/DC-air-conditioner/europe-solar-hours.php (дата обращения: 10.09.2018).

12. Бессель В.В., Кучеров В.Г., Лопатин А.С. и др. Эффективность использования автономных комбинированных энергоустановок малой и средней мощности на возобновляемых источниках энергии // Газовая промышленность. 2016. № 5–6. С. 87–92.

13. Атомная энергетика по странам [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Атомная_энергетика_по_странам (дата обращения: 14.08.2018 г.).